четверг, 27 сентября 2012 г.

Мусорный ветер

Не спрашивайте, почему.


Что характерно, момент времени и освещенности совершенно тот же.


вторник, 25 сентября 2012 г.

Что за мерзость на улице, право слово. На площадке сегодня гуляли только мы и вороны.
Ворон, ежели угодно, могу показать.



Месяц до двух

всего лишь остался.
Ребеночек получается, тьфу-тьфу, социальный, не найдет себе компании на прогулке, так и гулять не интересно, все время домой норовит завернуть. В качестве компании предпочитает мальчиков - у них машинки обычно бывают, или еще что-нибудь катающееся колесное, можно или так попросить поиграть, или поменяться. Правда те же мальчики часто бывают жадины и выхватывают свои игрушки, и договариваться не желают. Но это, видимо, списывается на неизбежный процент издержек. Постепенно вроде учимся договариваться словами, а не хватать игрушку чужую и убегать быстрей, пока не отняли.
Потом в ранжире идут уже любого пола дети в песочницах с лопатками, формочками и ведрами.
Постоянных друзей пока не завелось, да и образ жизни у нас кочевой, шатаемся по всему околотку, я в этом смысле надеюсь на наши чудесные занятия, там окружение должно бы сложиться стабильное. Занятия продолжают доставлять, переход в группу постарше прошел успешно.
Рисует кисточкой акварельными красками, с большим энтузиазмом. Перестала отдавать мне поминутно кисточку, теперь только иногда просит кого-нибудь отдельного нарисовать, а так малюет сама. Рисует линии, старается закрашивать обширные области, округлые каракули тоже получаются. Правда красочку уж больно густым мазком кладет, коробки акварели на неделю-полторы хватает, и полотна не сохнут долго :).
Лазает детка совершенно безбожно, норовит забраться все выше, катается с высоких горок. Научилась ходить и прыгать приставными шагами, и теперь вообще большей частью передвигается вприскочку.
В просмотре мультиков безудержна. Требует петь ей песни особо дорогих ее сердцу персонажей. Пытается подпевать. Во всех мультиках почему-то выделяет дядей, а особенно дядей-сыщиков. С удовольствием запоминает имена всех, кого там видит, и вот еще - очень интересуется формой, размером и названием головных уборов. Наверное это связано с тем, что научилась хорошо надевать шапки.
Надевать кроме шапок и обуви пока особо не получается ничего, но вот снимание штанов мы освоили, так же стаскивает кофты и носки, но последние - это уже давно. Молнии расстегивает.
На кухне все время лезет помогать мыть большую посуду, а к мытью своей пластиковой охладела, видно ненастоящее не катит. Правда чаем поит всех регулярно, сервиз не простаивает, видимо это отдельная тема. Нравится чистить яйца. Всегда проверяет, что я там чищу и нарезаю, выясняет, съедобно ли в сыром виде, и если да, то тянется пробовать.
Про речь уже и не знаю, что говорить, про отдельные слова поминать глупо, конструкции не упомнишь, выражает длинные мысли, пересказывает события в мультиках, и вообще болтуха и молодец.

воскресенье, 23 сентября 2012 г.

Дождь и радуга


Дважды за сегодня нас выгнал с улицы дождь, но мы были подготовлены к катаклизмам: резиновые сапоги, теплые шапки, у некоторых даже резиновые штаны. И однако задумываюсь, права ли я. Вон гуляют деточки в ту же самую погоду, чистенькие, без втертого в коленки и попы песка, в светлых плащиках. С горок не катаются, не ползают, чинно сидят на предварительно очищенных бортиках песочницы, копают лопатками. Хм-хм.
Зато за скоропостижное прекращение прогулки мы получили в награду радугу. Я ее очень вовремя заметила из кухонного окна, а могла бы ведь и пропустить.
Ну и конечно, как же без трубы. :)

А вот тут проглядывает призрак второй радуги. Но даже если ее не видно, имейте в виду, она есть.

Фильтровать не стала. Получается ненатуральная зелень и вообще другое время суток. Тут надобно умеючи, а автофильтрами не очень.

суббота, 22 сентября 2012 г.

Охотник





Кот сначала сидел в картинной позе у подножия березы на голубом камушке и смотрел вверх (этот момент не успела запечатлеть, жаль). В ветвях безобразничала стайка воробьев. Потом он полез по стволу, стараясь не шуршать, но конечно же птички разлетелись. Мы понаблюдали охоту, еще потом подождали, чтоб он спустился - аккуратно шел, винтом вокруг ствола по веточкам, как они его выдерживали только. Шикарный, пушистый.
Давеча вылила в пиалку остатки свекольника, который делала Насте накануне - кастрюля нужна была. Пиалку поставила на стол. Деточка пришла на кухню, увидела, пододвинула стул, залезла и сначала тягала из тары кусочки морковки. Потом затребовала ложку, потом сказала "помогай". Свекольник быстро кончился. Вот поди пойми, вчера был свеженький, тепленький, и еле удалось несколько ложек голого бульона выкормить. Сегодня из холодильника, остатки, и на ура. Видимо, потому, что сама нашла, сама достала, сама наелась. (Уголок дешевой философии: и правда, бывает настойчиво предлагают что-то, и из-за одной настойчивости как-то не хочется. А когда сам нашел, сам выбрал - самое оно. При чем продукт может быть один и тот же.)

пятница, 21 сентября 2012 г.

четверг, 20 сентября 2012 г.

Время музыки

Кто кому мешает спать

Я-то, понятно, считаю, что это детка мне спать не дает. Но вот сегодня она как обычно принялась ворочаться и брыкаться в районе семи. А у меня все равно спина и сон не в сон, да еще ногой по голове норовят заехать, ну и встала. И вот уже два часа как детка спит и в ус не дует. Так может это как раз мои биоритмы ей по утрам покоя не дают. (Уголок дешевой философии: а и правда, как часто мы путаем в жизни причину и следствие).
А я сижу в сети, смотрю как просыпается мир.

среда, 19 сентября 2012 г.

Реки

И что за мания, двойного входа, ей-бох. Можно же проще. Приходишь на бережок регулярно, смотришь, и радуешься, сегодня чудесное солнце, завтра живописные облака. Послезавтра ветер и дождь, но у меня хватило ума надеть теплый свитер и плащ с капюшоном. Ну или, ок, не хватило, мне вынесло мозги ветром и надуло симпатичный бронхит, пришлось долго лечиться и не таскаться по берегам. Но зато потом же, потом же будет осень и много желтого и осеннее солнышко. Ну я так к примеру. И в это лето купаться доводилось чуть не каждый день, а в следующее - всего два раза, но зато очень правильных.
Или, например, ничего не заставляет сидеть все время в одном и том же месте. Спуститься ниже по течению, а там вдруг окажется, что купаться удобнее, пологий спуск. Или купаться нельзя, зато рыба водится.

вторник, 18 сентября 2012 г.

И я счастливо вижу уже край компромисса. Надо просто один день ложиться вместе с Настей, при чем по-настоящему, даже выключив комп, а второй день тогда можно уже даже немножко посидеть, почитать, или посмотреть, или послушать, ну или еще что. Так просто, почему это раньше не приходило мне в голову.

Вехи

Насмотревшись Кота Леопольда, Настя теперь прикладывает к шее любой попавшийся бантик, держит его подбородком, выразительно разводит руки в стороны, и выразительным же голосом говорит: РЕБЯТА!!? подразумевая, очевидно, что надобно жить дружно.
Насмотревшись Барона Мюнхаузена, она оглушительно чихает и громко дрожит, а потом рассказывает всем и по несколько раз, как Дядя Хаузен пошел на улицу зимой без шубы, замерз, простыл и заболел, и чихал. Потом продолжает (уже из Капитана Врунгеля) утверждать, что она чихает как кит, так сильно, что корабль уплывает далеко-далеко.
И удивительные делает переносы. В последней серии Мюнхаузена про павлина Джинн говорит настырному соискателю птицы: "как же ты мне надоел!". Во Врунгеле есть не менее настырный и незадачливый персонаж, суперагент, так вот к середине фильма она, как бы от имени двух бандитов, сообщает, что он надоел)).
Из дивана она сделала форменный спортивный уголок, скачет через подушки, и с подушек сложенных горой; забирается на спинку дивана и садится там, или ложится, а потом валится оттуда кубарем с гиканьем. Потом встает и говорит, что она упала как мешочек (бабушка научила, очевидно).
И вообще совсем большая девочка, вон сегодня, ходила в общепит с мамой, и вполне мирно и без скандалов, без попыток уйти или разнести эту халабуду вдребезги и пополам, высидела почти час. По результатам очень четко дифференцирует тетю Аллу и тетю Катю, правда вот не знаю, как у нее отложится, что тетей Катей две )).

понедельник, 17 сентября 2012 г.

Небеса




СТИХИя

отсюда,:под названием

"простотак:)

временем называю оползающие предметы:
деревянный, фонарный столб,
на котором выцвела краска,
фант конфетный,
примятый осенним ветром,
пыльный мусор, кирпичный,
вблизи на поверхность Марса
похожий,
почтовые документы
с бледным, волнистым штемпелем - получатель выбыл....
и отправляю письма , и шлю приветы
и "добрые утра" мои разносят морские рыбы,
стерегущие дно, в темноте хранящие тайну
слов,
глаза их
круглы от страха
обладания ею.
к морю иду, считаю
облака,
как считает
на небе ворон, зевака.
загибаю пальцы, рисую чёрточки но напрасно.
с каждым рассветом облаков становится больше.
и как чокнутый попугай,
кричавший: -пиастры, пиастры
на утро смотрю
и говорю себе:
-божье, божье...."

среда, 12 сентября 2012 г.

Когда мы будем считаться на небесах

отсюда:

"Когда мы будем считаться на небесах - что мне зачтется?

Любил тебя - ну да, любил тебя. Но вряд ли это можно считать моей заслугой - скорее, заслугой тех, кто все это придумал. Мне многое понравилось, спасибо. Особенно ты.
Били в школе? Ну да, били в школе. Начальник отдела кадров держал за ворот, главный инженер пинал ботинком, электромонтер и автомеханик отвешивали лещей. Строительный подрядчик крутил согнутыми пальцами за нос - "хочешь, покажу Москву?", а менеджер мазал клеем стул. Программист стоял в стороне и не смотрел, журналист рисовал карикатуры на весь класс (я в них был тараканом). После того, как мне сломали ногу в драке, все хором сказали "он упал". Когда мы будем считаться на небесах, что им зачтется? Может, я, а может, Инга Стомина, по кличке "Инка-Сахарок", которая ложилась за спортзалом, сначала с начальником отдела кадров, потом - с автомехаником, потом - с программистом (автомеханик стоял на шухере), а после у нее обнаружили туберкулез, и весь класс погнали на диспансеризацию. Инка-Сахарок лежала в больнице, и весь класс писал ей письма. "Сахарочик, - писал автомеханик, - как дила? Кому дала?". А Инка отвечала из больницы: "Ты лучше всех". Она никого из класса не заразила, ни тогда, ни потом. Что ей зачтется?
Страдал? Ну да, страдал. Плакал, не спал ночами, хотел повеситься. Но не повесился. Зачтется ли мне это, когда мы будем считаться на небесах? Нелюбовь - не доблесть. Ни твоя, ни к тебе.
Женился. Потом развелся. Женился по нелюбви, развелся по любви. Ревновал как черт. Изводил лицом, читал морали, не давал дышать, доводил до слез. Зато не прочел ни одного чужого письма - хотя хотелось. Это - доблесть? Не воровал, не грабил, не убивал. Насчет прелюбодеяния не уверен, с ним сложней. Но от прелюбодеяния неизменно получал удовольствие. Зачтется мне это, когда мы будем считаться на небесах?
Уехал жить заграницу, выучил новый язык. Мог бы и не учить, ведь правда? Это мне было нужно, не небесам.
Жил один, ночами читал газеты. Придумал дать объявление: "Познакомлюсь с красивой девушкой", думал, буду оригинален. Газету выбирал по цене: ту, в которой дать объявление выйдет дешевле всего. Это оказались "Мотоциклетные новости". Сообразил, что просчитался, но было поздно. Деньги они возвращать отказались, объявление напечатали.
В тот же день одна красивая девушка вышла за газетами без очков. И по ошибке купила "Мотоциклетные новости". А дома от удивления стала их листать.
Так я познакомился с Полой.
Пола научила меня ходить в белых брюках, заниматься любовью при ярком свете, обедать в кровати и детской песенке-дразнилке: "Ах какой же, братец Яков, ты лентяй, ты лентяй". Она знала кучу детских песенок, и постоянно бормотала их себе под нос. От нее расходились мелодии, как круги по воде.
Опять женился, уже надолго. Родились дети. Но не я их носил и не я их рожал.
Сделал воздушного змея для Эстель. Змей взлетел и запутался в проводах, и мы не смогли его снять. Эстель подпрыгивала на цыпочках, я принес швабру и стал размахивать ею, пытаясь попасть в провода. Чуть не упал, потом упал - на спину. Ударился головой о камень, закрыл глаза. Эстель наклонилась, и рыжий кончик ее косы коснулся моего носа. Я открыл глаза и запел: "Ах какой же, братец Яков, ты лентяй, ты лентяй". Надо мной в проводах телепался бумажный змей, голова гудела, я тихонько пел, а Эстель смеялась.
Через год ее сбила машина. Эстель лежала в реанимации, я стоял над ней и пел про братца Якова. Меня пытались выгнать все медсестры и лично сам гравврач. "Ты лентяй, ты лентяй". Я не поддавался. "Если на неделе ты лежишь в постели..." На шестьсот девяносто пятом лентяе Эстель очнулась и прошептала: "ай-ай-ай". "У вас был один шанс из ста", - сказал главврач. Я принес ему хорошего коньяка. Вот этот коньяк - он кому зачтется? Мне, главврачу, или Эстель, которая после той аварии прожила еще целых девять лет? Может быть, она замолвит за меня словечко, когда мы будем считаться на небесах.
Я сколотил скворечник, и каждую зиму туда прилетают скворцы. До сих пор.
Я приносил Поле розы весной. В будний день - по одной, в выходные - по пять.
Я поливал черешневое деревце на балконе. Деревце звали "Пола", это я его так назвал. Правда, потом оно все равно засохло.
Я настоял на аборте, когда сказали, что третью беременность Пола может не пережить.
После аборта Пола пошла работать, начала пить антидепрессанты, похудела, сменила прическу и развелась со мной. Когда мы будем считаться на небесах, что ей зачтется? И кому зачтется тот маленький человек, которому на небесах оказалось нечего предъявить?
Зато я научил Бобо совать в рот две конфеты разом.
Бобо был моим любимцем, моим баловнем, моим капризом. Я любил его даже больше, чем Эстель - особенно чем мертвую Эстель. Простит ли она мне это, когда мы будем считаться на небесах?
Я носил Бобо на плечах, научил кататься на велосипеде, водил на уроки скрипки и на дзюдо. Дзюдо Бобо любил, а скрипку терпеть не мог, теперь он играет в оркестре в штате Невада, Пола увезла его в Америку, когда ему было десять, и с тех пор я ни разу его не видел: Пола не захотела. Когда мы будем считаться на небесах, я спрошу ее: почему?
Мне ведь вряд ли зачтется, что было больно. Это не доблесть, когда болит. Но мы еще посмотрим, кто там будет давать отчет: не во мне здесь дело. Я там спрошу, почему так вышло - с Полой, с Бобо, с Эстель, с главным инженером, который попал под упавший трос, и со мной самим, который всех пережил.
Я ведь всех пережил. И вот это мне точно зачтется, когда мы будем считаться на небесах.
Хотя остался автомеханик. Он по-прежнему работает в гараже, обожает трехлетнюю дочь от второго брака и каждый день напивается вхлам - кроме дней, когда ему позволяют с ней встречаться.
Остался менеджер, он пережил жену. Подворовывает на работе, держит породистую собаку, в выходные поет в церковном хоре, хотя в бога не верит. Но в церкви хороший хор.
Остался начальник отдела кадров, выросший до финдиректора, и журналист, выросший до журналиста. Оба работают, не покладая рук.
Остался программист - программисты всегда остаются. Женат, любим, нелюдим. Мало читает, много спит.
И осталась дочь от Инки-Сахарок, умершей в двадцать лет от туберкулеза. Никто не знает, чья. Автомеханик купил ей машину, программист перечисляет деньги, главный инженер оставил в наследство кольцо с рубином, журналист заставил окончить школу. Ко мне она приезжает на каникулы каждый год, хотя я-то здесь точно ни при чем: я ведь тогда со сломанной ногой лежал в больнице.
Инка-Сахарок тогда тоже, как все, сказала "он упал".
Но потом приходила меня навещать. И писала записки: "Ты лучше всех"".

понедельник, 10 сентября 2012 г.

Небеса










В силу обстоятельств последнее время молчу, но тут немного побуду многословна.
Несмотря на упорно подводившую погоду, а может быть и благодаря ей, некоторым образом, употреблена была месячная норма напитков, но под основной наш тост, я считаю, можно продолжать пить и далее, и черт с ним, можно даже прикладываться дистантно, мысленно чокаясь и провозглашая. А можно и не пить, суть не меняется.
Пускай я чуть не погубила гостеприимную еду в неожиданно начавшей отчаянно греться духовке, и пускай даже я забыла про фрукты в холодильнике, хозяюшка, блин. Это все от старания и ажитации, и в конце концов, чизкейк таки удался.
Жду продолжений, надеюсь на встречи, ваша репка.

вторник, 4 сентября 2012 г.

День бытового жизненного ужаса.

Кладбище растет какими-то неимоверными темпами, еще совсем недавно приезжали в чисто поле, теперь целый город, и постоянно людно. Раз есть живые, значит прибывают мертвые, так я разумею. И не хочешь, а задумаешься о скоротечности жизни.

Уберите из календаря день 4 сентября.
Сегодня утром умер мой веселый дядька Вовка, ровно через год вслед за мамой своей, а моей бабушкой.
Мир им обоим.

понедельник, 3 сентября 2012 г.

Бер мудское

У коммунальных служб нашего города есть свой аналог Бермудского треугольника, страшного места, где происходят загадочные исчезновения и таинственные события. И я знаю, где. Напротив нашего подъезда это место.
Там, очевидно, уходят в промоину колоссальные ремонтные средства; не удивлюсь так же, если пропадают бульдозеры, сантехники и трубы километражом. С момента общей замены труб, которая случилась, если кто помнит, в начале августа, уже третий прорыв, опять нет воды. Хорошо, что это не теплоцентраль, тьфу-тьфу-тьфу, а только водопроводные трубы, иначе зима бы нам предстояла совсем тоскливая. Но и так в общем не бразильский фестиваль.
Зато у меня внеплановый досуг, вместо мытья полов я сижу в сети, экономлю воду. Вот ведь как бывает.


Мы с Настей - пара провокаторов.
Я попустительствовала, и она вышла вечером гулять снова в резиновых сапогах, хотя луж осталось на улице раз два - и обчелся. Одна из них не так чтоб в центре нашей любимой детской площадки, но близко к тому. Она пользовалась моим попустительством на 200 процентов, шлепала по этой луже что есть сил, катала коляску свою игрушечную туда-сюда по ней, плюхалась руками. Я попустительствовала вторично и не пресекала. В итоге несколько истерик со стороны детей, которые, как порядочные, вышли на улицу одетыми по погоде, и в единственную лужу ни ногами ни игрушками допущены не были. Это ужасно, наверное.

Под вуалью

Другая башня. Да у меня тут прям таки две башни.



воскресенье, 2 сентября 2012 г.

Время музыки

Время музыки

И вот таки снова, снова, снова пришло время, когда настойчиво хочется найти для прогулок место, где ветра ну не то, чтобы нету совсем, но поменьше, поменьше. И это как водится тщетно, и я малодушествую и норовлю не пойти на вторую прогулку по малейшему поводу.
Меж тем Настя получает удовольствие от походов по магазинам. Для нее вещи стали обрастать историей, то-то и то-то мы купили в магазине, вспоминает она, а такую лапшу варила бабушка, и воздушным поцелуям научила она. Ну к примеру. Уже даже не только самые сильные впечатления момента, как огонь, в свое время. А всякие разные обычные вещи.
Пару дней назад вот купили специальную Настину подушку. А сегодня - настоящую зубную щетку, не такую, где три щетинки, а уже всамделишную, и с пастой. И чистили зубы по-серьезному, ополаскивая из кружки рот.
Иногда огорошивает меня какими-нибудь чудесными познаниями, вот например недавно сообщила, что медведь сосет лапу, и для иллюстрации сего факта запихала пальцы правой ноги в рот.
На больших детских городках детка уползает от меня на самый верх, где я не могу ни достать ни подхватить, я в перманентном сердечном приступе пытаюсь регулировать движение детей снизу, а она катается с самых высоких спиральных горок и не боится. Продолжает падать жутко, вчера неслась по асфальту и упала: ссадина на подбородке. А ничего ж не поделаешь.
Я грущу.
И полнолуние.
И осень.

суббота, 1 сентября 2012 г.

Настя отказалась слушать Пражский филармонический оркестр. Не хочу, говорит, музыка грустная.

Время музыки

Вехи

Настя научилась втыкать палочки и другие объекты в землю, теперь
сажает цветочки и создает инсталляции из грабель и совков.